Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:58 

о чем я сейчас заплакала? о том, что осталась простым эпизодом. давно исчезнувшим из виду полустанком. о том, что не стала ничем, кроме этого. о том, что после всего у меня осталась только огромная дыра внутри, слишком большая даже для того, чтобы издавать тот прикольный свистящий звук, который должен получаться, когда я бегу. я больше и не бегу. устала. остановилась. со стороны кажется, что улепетываю со всех ног сразу в четырех направлениях, а на самом деле - вросла туфельками в свой перекресток и стою, для всех ветров распахивая бронзовый пиджак. мне без разницы, что там дальше.

иногда я правда думаю, что мне повезло, как человеку, которому отняли руку, чтобы спасти жизнь. иногда - нет. иногда от пустоты вокруг и боли в фантомной конечности мне хочется выть. never settle for less than you deserve, but what would you do if nothing you knew was right and nothing you loved was left.

17:56 

попросил бы дайри-магии, но читают меня здесь полтора человека. какая уж тут магия.
завтра иду к врачу. очень холодно и страшно. терпеть не могу ходить к незнакомым врачам, потому что больным быть очень неуютно, особенно неуютно быть больным на голову и на эээ мама-папа разъем. на этот раз - второе.
очень хочется, чтобы все было хорошо. а пока - плохо.

17:24 

мне кажется, что я совершаю с тобой нечто страшное.
не могу разобрать, где добрая воля и где преступная халатность; не могу определить, яд я или антидот; нужен ли я вообще в этом эгоистичном чувстве, живой я там вообще или нет, внутри твоего сердца.

12:54 

я смотрю на эту девочку и (когда по-настоящему ее вижу) думаю:
господи, какая ты красивая, какая юная, горячая, горящая, живая до боли, до слез, искрящаяся, льющаяся через край. как тебе тесно в стекле своего тела, как ты в нем неприкаянно искришься и вскипаешь, как золотой эль.
что ты делаешь рядом с таким существом, как я, милая. что ты во мне забыла. чего ты во мне ищешь, любви? я люблю тебя. люблю; но больше во мне не осталось почти ничего.

22:35 

я не знаю, как таскать в себе это чувство, когда спишь с человеком в одной кровати и видишь о нем сны, которые не сбудутся.
потом просыпаешься, видишь его лицо на соседней подушке. несколько секунд сон еще продолжается, и ты как будто счастлив, как будто любим.
несколько секунд проходят, и все заканчивается.
такие простые слова. на самом деле, внутри они похожи на стальной винт, который вворачивается глубже и глубже. как таскать в себе это чувство и не сойти с ума окончательно.
почему вера этого человека в то, что ты не ударишь, связывает и держит крепче любых цепей.

03:25 

в голове крутятся какие-то идиотские пафосные слова про веру и призраков счастья. в объективной реальности у меня сильно болит спина и очень холодные руки.
нужно продержаться тридцать дней без дизордера. в качестве тренировки. потом, если я таки соглашусь на курс лечения, нужно будет продержаться тридцать дней без дизордера, иначе весь курс пойдет по пизде. не представляю, как это сделать. говорят, что все необходимое, чтобы сражаться, есть внутри нас. внутри меня есть много боли и много усталости. сомневаюсь, что это хорошее оружие в борьбе за самого себя. нет сил живописать себе мотивирующее светлое будущее, как мечталось каких-нибудь пару лет назад. до слез коробит "до свадьбы заживет". до какой свадьбы, алло. алло, блядь, окститесь, покайтесь, смилуйтесь. за каждое ваше "до свадьбы" боженька убивает котенка. каждое ваше "до свадьбы" рождает в моей голове новый эффективный способ выпилиться нахуй из этой реальности, в которой не то что свадьбы, даже любви нет. на мне, видимо, вся и кончилась.

15:11 

плачу сегодня целый день. не могу успокоиться, не могу никому рассказать. не понимаю, что я делаю. куда дальше бежать. что еще осталось.

00:28 

the thing about self-harmers is that we desperately need love. we need love and we can't have it, and it's killing us faster than any other malady.
because love does not equal sex, and we can't really take care of it by ourselves.
because there's love and there's love, and the tiniest things do make the greatest differences. or don't. mostly don't.
and there is very little hope, because you can't put love in a pill and give a lifetime prescription to someone who has this fucked up love deficiency. seriously, this isn't even an illness. get up, go on with your life, shut your bloody mouth, noone cares.

01:17 

i want it to bleed out of me. everything, to the last fuckin drop. get away from me, get out of my body, leave me be, leave me, be gone. i'll cut it out if i must. i'll bite it out, scratch it out, pierce it and drag it out on a leash through my whole body.
but it dwells inside my mind.
and i can't get it out even if i tear myself in half.

00:35 

в этот раз я продержался ровно три недели, а потом все опять повторилось. вернулся туда, откуда вышел. железная дорога мебиуса. вступайте в ряды фибоначчи.
мой смысл постоянно ускользает от меня, а я даже не могу рассказать смыслу, что он для меня - смысл, потому что господи ну кто вообще говорит о себе такое. кто вообще остается потом с тем, кто говорит о себе такое. смешно.
наверное, именно поэтому мне и не выиграть. хвататься за смысл - все равно что воевать по контракту. не за свое воюешь в конечном итоге, не за себя. просто на определенной стороне.
голос в моей голове говорит, что я виноват во всем сам, только я, больше никто. и никто мне теперь не поможет, потому что одно необдуманное решение годы и годы назад сделало меня тем, что я есть сейчас, и обратно уже не вернешься. чем старше я становлюсь, тем сильнее мне не хватает времени, и тем меньше я знаю, что делать с оставшимся. парадоксально, но факт.
мне кажется, что я отделен от людей тонкой прозрачной пленкой. я как бы с ними, но никого из них нет со мной. отчуждение - одна из самых страшных побочек. даже одиночество не так болит, как это.

23:23 

играть против него - все равно что таскать воду дырявым ведром
ты знаешь, на что способен - оно знает все твои трюки
ты говоришь себе, что выдержишь - оно знает, сколько именно, и что тебя сломает
ты думаешь: "как я ловко придумал" - оно просто позволяет выиграть раунд, но никогда - поединок
его так просто не обманешь, потому что оно - это ты сам.
я хочу переиграть себя. пусть у меня получится. в этот раз пусть получится.

22:49 

восемь лет.
eight fuckin years and counting.

00:47 

i can't stop saying it's fine, it's not you, just a bad day, just busy, just this, just that. when all i really want to do is grab you and hit you, hit you hard for every touch you gave, for every innuendo, for every promise, for every improptu question you didn't need an answer to, for every fucking thing you said, but didn't truly, actually mean.
because i have no right to punish people for my own disillusion. for it is not their fault, it's mine.

00:17 

я с тоской думаю о том, что ты все никак не повзрослеешь, а я, наоборот, старею каждый день.
мы идем по жизни как будто в разные стороны, и это делит нас куда качественнее каких-то километров.

невыносимо жаль каждой минуты, потраченной на ожидание. у меня больше нет целой жизни впереди; у меня целая жизнь позади (и, кажется, даже не одна), я не могу больше ждать, я уже ничего не жду.
где-то происходит жизнь. сверху, снизу, за стеклом. не со мной. вокруг меня - вакуум. рядом со мной нечем дышать. от меня надо держаться подальше, я бы сам себе это посоветовал, но не могу раздвоиться.

22:19 

это только в сказках, которые пишут маленькие добрые девочки, бывает так, что кто-то смотрит на твои шрамы и говорит: "ты прекрасен. я люблю тебя"
на самом деле, ты не дашь даже дотронуться до них. даже приблизиться к ним, не то что открывать их для чьих-то глаз.
потому что это шрамы. они на тебе не просто так. и что бы их ни оставило, оно впиталось в тебя, вползло через драную плоть и осталось внутри, течет вместе с кровью.

иногда просто знаешь, что будет. как будет. как долго и почему именно. рад бы ошибиться, но ты слишком внимательный и цепкий, чтобы неправильно истолковать все имеющиеся в распоряжении улики. и тогда случается самое страшное - начинаешь с уверенностью знать. это намного хуже, чем гороскопы и расклады таро, там ведь всегда есть огромный гэп на погрешность толкователя, а у тебя его нет. ты не выдумываешь, а сопоставляешь факты.
и когда последний кусочек встает на место, начинаешь смиряться с данностью. гренландский метод.
баюкаешь ее в себе, заворачиваешь в себя это свое одиночество, которое бесконечнее и вернее любой клятвы, плетешь ему колыбель из кровеносных сосудов. блюешь собственными кишками и ревешь желчью, потому что тело отказывается пускать эту дрянь в системы жизнеобеспечения, но как-то получается. и учишься жить вот так. поначалу - существовать, потом - как повезет. талант жизни пропадает в тот самый день, когда прекращается отторжение внутреннего и начинается отторжение внешнего. дальнейшее - череда компромиссов и единичных усилий воли.
а потом находится кто-то, решивший, что твоя голова зря считает прикосновения разновидностью боли. и решает научить ее считать по-другому.
и ему не объяснишь, не вывернув всего себя наизнанку. не покажешь, какой боли на самом деле равняются эти прикосновения. только потом, когда все уже решится и закончится, будет хотеться разорвать этого человека на ленточки голыми руками. почувствуй немного как я, детка. поживи в моей шкуре

01:25 

не говори со мной о том, что ты хочешь, как у шерлока и джона, чтобы жить вместе, работать вместе, сырок дружба, френдз форева, соулмейтс нева дай.
не говори, блять
не говори, у меня трясутся руки, потому что ты не услышишь в ответ ничего из того, что я мог бы сказать
не говори, потому что тебя вообще не интересует, что я думаю
это ведь просто эгоистическое желание почувствовать себя так, а не иначе. с кем-нибудь. неважно с кем. просто. чтобы было вот это рядом.
а у меня комок в горле от того, как все, оказывается, просто.
и когда я слушаю рассказы о твоих новых друзьях, в голову сам собой лезет вопрос
как бы их головы смотрелись на оградке во дворе
я не на стороне ангелов. не надо думать, что я один из них. можно ведь очень любить свою вайолет, но от этого не сделаться меньше монстром, чем был всегда.
why can't you just shut up and listen. for once.
why can't you
why can't you want to understand what it's like for me
didn't i understand what it is that you need from me? didn't i give it to you?
i did
that's the problem i guess

все это постепенно теряет всякий смысл, превращаясь в дурацкую обязанность вроде поздравлений для родственников, которым на тебя плевать

20:21 

fucked up is when it's the last night of the year and you're so high on sedatives the only thing you feel like doing is lying on your back contemplating the ceiling
not giving a rat's ass about how many things are wrong with all that's happening

00:13 

мне больше некому рассказать, что сейчас происходит.
прийти бы и
мама, знаешь, мама, я так устала, господи, пиздец, мама. я больше не могу.
разрушаю, разрушаю все, жгу, режу, комкаю, правильно, зачем, мне же не пригодится, никому же не пригодится такое, как я. никому. никому.
мне так страшно. до колик, мам. раньше не пугало, а сейчас кричать хочется, потому что я все бегу куда-то, тыкаюсь в двери, заглядываю в окна, а в них - никого, мама, в них пусто блядь.
ты прости меня, пожалуйста. я не нарочно такое разочарование. я пытаюсь. пытаюсь, чтобы этой зимой не было так плохо, как прошлой. чтобы новый год был новый, а не старый с другой датой.
не плакать ночами пытаюсь, есть что-нибудь, не пить вечерами, не курить по две пачки. а у меня все выскальзывает и выскальзывает из рук, как песок. сладко так сыпется, быстро и тихо.
я сама у себя утекаю сквозь пальцы и не знаю, как остановиться, мама. так страшно, когда ничего не имеет значения. не потому что сам так решил, а потому что так получилось. так понял. так сделали.
ты спишь, мам. ты меня не слышишь. я даже не говорю вслух. я никому ничего не говорю. все, что угодно, кроме правды. не говоришь, и этого как будто не существует. не верю. не вижу, не слышу, не говорю.

21:53 

я говорю: "забей, душеспасительные беседы со мной того не стоят". даша говорит мне, что души нет, есть только ноосфера.
тогда-то тем более.
не имеет никакого значения
дети, ничего не бойтесь, ни милиционеров, ни темноты, ни плохих оценок, ни смерти, потому что вот увидите, это все неважно, неважно, неважно

02:19 

разговаривать о левом уже не помогает
мне страшно оттого, кем я стал. в кого я превращаюсь? я не верю ни единому слову тех, кто (пытается быть) рядом. ничего не могу дать им взамен.
обещания ничего не стоят, когда проваливаешься в темную глухую нору, ни выхода, ни входа, узкий тоннель, холодно, ни в чем не виноват, но что же так плохо, значит, виноват в чем-то, во всем сразу виноват

неправдочки

главная