15:11 

плачу сегодня целый день. не могу успокоиться, не могу никому рассказать. не понимаю, что я делаю. куда дальше бежать. что еще осталось.

00:28 

the thing about self-harmers is that we desperately need love. we need love and we can't have it, and it's killing us faster than any other malady.
because love does not equal sex, and we can't really take care of it by ourselves.
because there's love and there's love, and the tiniest things do make the greatest differences. or don't. mostly don't.
and there is very little hope, because you can't put love in a pill and give a lifetime prescription to someone who has this fucked up love deficiency. seriously, this isn't even an illness. get up, go on with your life, shut your bloody mouth, noone cares.

22:19 

это только в сказках, которые пишут маленькие добрые девочки, бывает так, что кто-то смотрит на твои шрамы и говорит: "ты прекрасен. я люблю тебя"
на самом деле, ты не дашь даже дотронуться до них. даже приблизиться к ним, не то что открывать их для чьих-то глаз.
потому что это шрамы. они на тебе не просто так. и что бы их ни оставило, оно впиталось в тебя, вползло через драную плоть и осталось внутри, течет вместе с кровью.

иногда просто знаешь, что будет. как будет. как долго и почему именно. рад бы ошибиться, но ты слишком внимательный и цепкий, чтобы неправильно истолковать все имеющиеся в распоряжении улики. и тогда случается самое страшное - начинаешь с уверенностью знать. это намного хуже, чем гороскопы и расклады таро, там ведь всегда есть огромный гэп на погрешность толкователя, а у тебя его нет. ты не выдумываешь, а сопоставляешь факты.
и когда последний кусочек встает на место, начинаешь смиряться с данностью. гренландский метод.
баюкаешь ее в себе, заворачиваешь в себя это свое одиночество, которое бесконечнее и вернее любой клятвы, плетешь ему колыбель из кровеносных сосудов. блюешь собственными кишками и ревешь желчью, потому что тело отказывается пускать эту дрянь в системы жизнеобеспечения, но как-то получается. и учишься жить вот так. поначалу - существовать, потом - как повезет. талант жизни пропадает в тот самый день, когда прекращается отторжение внутреннего и начинается отторжение внешнего. дальнейшее - череда компромиссов и единичных усилий воли.
а потом находится кто-то, решивший, что твоя голова зря считает прикосновения разновидностью боли. и решает научить ее считать по-другому.
и ему не объяснишь, не вывернув всего себя наизнанку. не покажешь, какой боли на самом деле равняются эти прикосновения. только потом, когда все уже решится и закончится, будет хотеться разорвать этого человека на ленточки голыми руками. почувствуй немного как я, детка. поживи в моей шкуре

13:49 

hi people!
hope you're doing fine, thoughtless and blindly submissive as usual, still slowly approaching death by cholesterol or carcinoma.
or both.
the withdrawal pains from getting off the broadband are now growing more or less timid, so i'm no longer sitting in my bathroom questioning the durability of human skullbones crashed into a toilet sink.
i spend most of my obscenely endless free time reading and rereading and speaking to my demons.
long time, no see, you know. now we've got quite an impressive agenda.
you could say, i'm taking some breathing space, like they call it in "prozac nation".
the only problem is that my air has forsaken me. it heard me crying out for it and said it could hear me but stayed away.
so i am here to fuckin suffocate, pals.
or drown in some random stupid girl's wet pussy.
DEATH BY THE WATERS OF FEMININITY, lol. see page 7 for lurid details.
well, i surely could be giving some accidental head and accidentally circumsize someone with my teeth and choke on that piece of flesh, but drowning in a vagina seems funnier to me.

now excuse my genius, it's time for me to be gone nutty.

Guest of Honour in this Rotting Hell on Earth,
me.

00:13 

мне больше некому рассказать, что сейчас происходит.
прийти бы и
мама, знаешь, мама, я так устала, господи, пиздец, мама. я больше не могу.
разрушаю, разрушаю все, жгу, режу, комкаю, правильно, зачем, мне же не пригодится, никому же не пригодится такое, как я. никому. никому.
мне так страшно. до колик, мам. раньше не пугало, а сейчас кричать хочется, потому что я все бегу куда-то, тыкаюсь в двери, заглядываю в окна, а в них - никого, мама, в них пусто блядь.
ты прости меня, пожалуйста. я не нарочно такое разочарование. я пытаюсь. пытаюсь, чтобы этой зимой не было так плохо, как прошлой. чтобы новый год был новый, а не старый с другой датой.
не плакать ночами пытаюсь, есть что-нибудь, не пить вечерами, не курить по две пачки. а у меня все выскальзывает и выскальзывает из рук, как песок. сладко так сыпется, быстро и тихо.
я сама у себя утекаю сквозь пальцы и не знаю, как остановиться, мама. так страшно, когда ничего не имеет значения. не потому что сам так решил, а потому что так получилось. так понял. так сделали.
ты спишь, мам. ты меня не слышишь. я даже не говорю вслух. я никому ничего не говорю. все, что угодно, кроме правды. не говоришь, и этого как будто не существует. не верю. не вижу, не слышу, не говорю.

03:06 

эй, пожалуйста, можно сейчас прямо - с карниза?
эй, я правда не знаю, нет, это не я разбивала, там дворник смел, и это...
растащили, потерялось.
миллион алых роз - это очень здорово, но покойнику все равно.

меня электризует.
эй, эй, эй!
господи
какой-нибудь господи, в которого я бы поверил,
ну сделай же блять что-нибудь!

тут ночью христос воскрес и случилась маленькая tea party.
но в первом я не уверен.

как в огромном ржаном поле, золотом, шелковом, шевелящемся поле
ты внезапно один, и все вокруг из чужого штата
under the kansas skies
я, может быть, схожу с ума
не могу сказать "прощай", не могу сказать "привет"
я вообще не умею разговаривать.
все люди разговаривают с целью обмена информацией, а я просто
чтобы слышать голос, свой и того, кто рядом.

17:53 

я не могу это контролировать, я не знаю, почему это происходит именно так
я могу тратить силы, время, деньги. могу заплетать слова в кружево, от которого так легко потерять голову.
все, что угодно, когда чую запах и не сопротивляюсь желанию поймать и убить.
it's easy. sometimes a slightest bit complicated, but it's always easy, to bribe a person with a promise of happiness.
и потом обнаруживаешь себя зубами у этого горла, и понимаешь, что you can't do it.
just fuckin can't do it, because the game you chased for so long had given up for you, and in a blink you lose it.
you lose it all.

тони, мэн, ты знаешь меня так долго, по-моему, дольше всех. и, вроде бы, это читаешь. я поверю твоему мнению, поэтому спрошу: почему это происходит именно так?
what kind of monster have i become?

01:55 

господи
компульсивка - такая страшная вещь
какой-то проблеск трезвого сознания появляется, когда ты вдруг обнаруживаешь себя на кухне в два часа ночи,
с пучком спагетти, торчащим изо рта, и полупустым сотейником.
и пропадает до тех пор, пока сотейник не опустеет окончательно.
а потом пойти и застрелиться.
потому что избавиться от этого нельзя - перебудишь весь дом, а терпеть это внутри - пиздец.

иногда мне кажется, что тараканы в моей голове доросли до размеров восточного экспресса.

18:52 

боже, ну я и надралась
ааа много ли надо человеку, который1 ест три разща в еделю)) хааа
гumcgjlb? какой sct это бреееееед
я еле сообразила перелогиниться, чтобы не хахламлять френдленту

забери меня отсюда
эй
слышишь
я не могу больше здесь, этос ука невыносимо 3же
ты зщнаешь,я верила в тебя
как яч в тебя верила
и все это пошло праааахом потому что
потому что хани
зеркала
долбарные зеркалавсе равно

я усну скоро
знаешь
я может увижу тебя
привет
люблю.
и все.

00:35 

плохая была идея - смотреть одержимость, запивая алкоголем.
i've got nothing to say about it
i don't know where to find my lisa. and whether she wants me to find her.
я просто знаю это чувство - только расставшись, хотеть бежать за ней
на край света? да господи, вообще на другой свет, если нужно
если она вдруг позвонит
я знаю это чувство, и оно не дает мне покоя
если бы я не опасался серотонинового синдрома, то был бы уже в круглосуточной аптеке с двумя бутылочками дхм
а я опасаюсь.
и поэтому просто пью.
я хотел любить ее, а получилось только пить и захлебываться без.

18:48 

я не могу позволить себе любить тебя
больше
у меня кончается кредитный лимит души
я почти что банкрот.
in silver moon i saw you
but that would be enough now.

увидеть бы еще хоть разок.
и успокоиться.
просто как-нибудь через стекло или на другой стороне улицы.
йеп.

18:02 

мы неспособны следовать порывам, неспособны на выражение чувств, потому что боимся доверять даже самим себе.
я хочу убить того, кто убил смысл.
того, кто убил смысл в нас, хотелось бы мне написать. но нас - нет; пока, уже или еще - неважно.
есть в тебе и есть во мне.
и есть нитки, которыми опутано это мнимое равновесие, на них сейчас ляжет снег, и они провиснут под его весом
и потянут за собой вниз.

просить, верить, надеяться, визуализировать и восполнять неизбежные потери
в этом раунде нет победителей и нет проигравших
проигравший сберег силы, которые ни для чего ему не понадобятся
победитель остался один посреди поля, в котором он давно не воин

привет
это я просто так пишу
ерунда

02:19 

разговаривать о левом уже не помогает
мне страшно оттого, кем я стал. в кого я превращаюсь? я не верю ни единому слову тех, кто (пытается быть) рядом. ничего не могу дать им взамен.
обещания ничего не стоят, когда проваливаешься в темную глухую нору, ни выхода, ни входа, узкий тоннель, холодно, ни в чем не виноват, но что же так плохо, значит, виноват в чем-то, во всем сразу виноват

02:38 

хочется лечь на песок и смотреть в небо
летом оттуда видно фигуры из облаков, а сейчас все остыло, наверху толстый слой грязной ваты, внизу холодно, холодно, холодно
хочется лечь на песок и плакать ни о чем и обо всем сразу, извиняться за все, что надумал себе, за каждый воздушный замок, в котором так хотелось пожить еще немного
потому что снаружи слишком страшно
почему я постоянно хочу извиниться? мне же не перед кем
жизнь очень страшная, честное слово, я совершенно не знаю, как с ней справляются, это какой-то непрекращающийся пиздец, ты села в поезд, а это поезд мебиуса, детка, и в вагоне сплошь контролеры
и у тебя еще багаж, какие-то ценные вещи, почему-то похожие на шифоновые шарфики и бумажки, прямо в руках охапкой, тут открыто окно, и они все разлетаются, не знаешь за что хвататься, в руках пустеет и пустеет
хочется подняться на девятнадцатый этаж и выйти
выходы ниже я уже испробовал
хочется, чтобы я всех видел, а меня никто. хочется ничего не хотеть, ни из чего не состоять, кроме признаков согласно геному

00:17 

я с тоской думаю о том, что ты все никак не повзрослеешь, а я, наоборот, старею каждый день.
мы идем по жизни как будто в разные стороны, и это делит нас куда качественнее каких-то километров.

невыносимо жаль каждой минуты, потраченной на ожидание. у меня больше нет целой жизни впереди; у меня целая жизнь позади (и, кажется, даже не одна), я не могу больше ждать, я уже ничего не жду.
где-то происходит жизнь. сверху, снизу, за стеклом. не со мной. вокруг меня - вакуум. рядом со мной нечем дышать. от меня надо держаться подальше, я бы сам себе это посоветовал, но не могу раздвоиться.

20:21 

fucked up is when it's the last night of the year and you're so high on sedatives the only thing you feel like doing is lying on your back contemplating the ceiling
not giving a rat's ass about how many things are wrong with all that's happening

23:50 

мне кажется, что я действительно слишком много на себя взял.
вдруг. сразу и все-все-все. и еще немного возьму в довесок. зашкаливает эта внутренняя беззащитность, от которой не спишь ночами и срываешься на тех, кого не жалко.
на тех, кого жалко, тоже срываешься, и от этого еще дольше не спишь ночами, и перемалываешь все свое говно в голове, ненавижу поезда, если сразу зашел, уснул - то да.
а если не хочется и что-то типа одиночества?
у меня вот сигареты есть. сигареты не сбивают с толку, это молчаливые друзья. мои лучшие друзья теперь уже бывшие, бывшие друзья или просто бывшие. в последнее время многие заканчиваются.
ну ладно, что теперь. лечь и умирать что ли.
можно же ходить, дышать, говорить и умирать. тумблер читать и умирать. чистить зубы и умирать. даже макароны с хлебом жевать и умирать можно, какой простор для бурной бесполезной деятельности.
мне кажется, что однажды я встану посреди улицы/дома/офиса/вагона метро и упаду замертво. шел-шел, упал, начал спать. все, аккумулятор сдох, бензин кончился, кина не будет.
потому что если не заниматься всем, чем я сейчас занимаюсь, наступит полный хиатус и долгая смерть еще до тридцати. а никитос обещал только после, хах. у меня еще семь лет, чуваки.
no matter how short my hair is, i can still do smokin' makeup. это как-то утешает.
больше спать, меньше разговаривать - вот что я сам себе бы посоветовал. а вместо этого буду сидеть и делать себе плохо, потому что ненавижу это существо внутри, оно может практически все и одновременно ни на что не способно. оно видит прутья и продолжает сидеть в клетке. сидит, курит, затыкает уши музыкой.
а что ему там, снаружи. его никто там не ждал. и не ждет.

01:58 

о чем я сейчас заплакала? о том, что осталась простым эпизодом. давно исчезнувшим из виду полустанком. о том, что не стала ничем, кроме этого. о том, что после всего у меня осталась только огромная дыра внутри, слишком большая даже для того, чтобы издавать тот прикольный свистящий звук, который должен получаться, когда я бегу. я больше и не бегу. устала. остановилась. со стороны кажется, что улепетываю со всех ног сразу в четырех направлениях, а на самом деле - вросла туфельками в свой перекресток и стою, для всех ветров распахивая бронзовый пиджак. мне без разницы, что там дальше.

иногда я правда думаю, что мне повезло, как человеку, которому отняли руку, чтобы спасти жизнь. иногда - нет. иногда от пустоты вокруг и боли в фантомной конечности мне хочется выть. never settle for less than you deserve, but what would you do if nothing you knew was right and nothing you loved was left.

02:44 

эй
мне нужен большой пластиковый мешок
может быть, даже черный и на молнии

эй
можно я зачеркну всю эту еботню? зачеркну, скомкаю и выкину нахуй?

эй эй эй
бейсбольная бита, хани. вот что замечательно подходит под цвет глаз.

мне на самом деле очень кайфово от этого, как больной зуб с воспаленным каналом, который пока нет времени вырвать.
болит. рвет. пульсирует. выматывает этой болью, лабает на нервах "хайвей ту хэлл".
делает терпеливее.

я могу ждать долго.
правда, в общем-то, нечего.

22:35 

я не знаю, как таскать в себе это чувство, когда спишь с человеком в одной кровати и видишь о нем сны, которые не сбудутся.
потом просыпаешься, видишь его лицо на соседней подушке. несколько секунд сон еще продолжается, и ты как будто счастлив, как будто любим.
несколько секунд проходят, и все заканчивается.
такие простые слова. на самом деле, внутри они похожи на стальной винт, который вворачивается глубже и глубже. как таскать в себе это чувство и не сойти с ума окончательно.
почему вера этого человека в то, что ты не ударишь, связывает и держит крепче любых цепей.

неправдочки

главная